Украинские правозащитники рассказали о похищениях, пытках и убийствах мирных жителей боевиками ВСУ

Правозащитные организации «Украинский Хельсинский союз по правам человека», Харьковская правозащитная группа и неправительственная организация Truth Hounds обнародовали совместный отчет о незаконных задержаниях и пытках, совершенных на Донбассе со стороны сил так называемой АТО.

Правозащитники задокументировали задержание 23 человек. При этом показания потерпевших дают основания сделать вывод о распространенной практике задержаний местного населения Донецкой и Луганской областей по подозрению в «сепаратизме» (в основном, в 2014-2015 годах). При этом люди согласились рассказать, что с ними произошло, намного позднее и до сих пор напуганы.

Задержания происходили с нарушениями норм УПК Украины. Потерпевших фактически похищали и содержали в не предназначенных для этого помещениях без связи с внешним миром. К ним часто применялись пытки во время допросов.

В отчете приводятся примеры таких похищений. Пожилой мужчина Сергей вместе со своим сыном Андреем и внуком Алексеем были собственниками магазина в городе Старобешево. Андрей участвовал в референдуме о признании ДНР в Старобешевском районе, а в мае 2014 он вступил в ополчение. Но ни его отец Сергей, ни сын Алексей не принимали участия в референдуме и не воевали в ополчении, однако продолжали управлять магазином.

В конце июля 2014 года Сергея и Алексея похитили 4 человека в украинской военной форме, дома и в магазине был проведен обыск. Обоих похищенных задержанных отвезли на позиции ВСУ на окраине города. Вытащив мужчин из автомобиля, их ударили прикладами и повалили на землю. Били ногами и прикладами до потери сознания. Сергея обвиняли в том, что он якобы был снайпером в ополчении ДНР. Во время избиения Сергея заставили позвонить другу с просьбой привезти автомобиль, который был в собственности магазина. Автомобиль военнослужащие забрали себе. После избиения обоих задержанных посадили в отдельные автомобили и повезли в направлении пгт Седово.

С этого момента Сергей больше на видел своего внука. По приезду Сергея поместили в подвальное помещение и начали допрашивать. Во время допроса его силой держали головой в резервуаре с водой.

Тело Алексея, внука Сергея, с многочисленными признаками насилия было найдено на следующий день после их задержания на трассе в окрестностях пгт Старобешево. Фото тела семья погибшего отдала правозащитникам.

Свидетели утверждают, что задерживали мужчин представители батальона «Азов». Лица, которые перевозили Сергея к пгт Седово, называли друг друга позывными Док и Мясник.

Эта информация подтверждается также тем, что представители батальона «Азов» с позывными Док и Мясник упоминались как исполнители пыток в интервью с другими потерпевшими. Сергей вскоре после смерти внука умер после сердечного приступа. В настоящее время все материалы по делу утеряны следователями.

Максима, аполитичного мирного жителя Марьинки, на территории собственного дома задержал батальон «Шахтерск» во время зачистки города в начале августа 2014 года. Максима посадили вместе с еще петярыми гражданскими в джип без номеров, связав руки пластиковыми стяжками. Сначала задержанных отвезли во двор одного из домов, где солдаты провели обыск, прострелив замок. Впоследствии мужчин повезли дальше.

По дороге задержанных использовали как живой щит, прикрываясь ними от снайперского огня. По показаниям потерпевшего, огонь велся перед машиной, на которой они ехали, но не по самому автомобилю. Позже задержанных привезли на территорию шинно-монтажной мастерской, где заставили грузить шины.

Вечером того же дня их перевезли в Мариуполь. По приезде им надели на голову пакеты и попарно заковали в железные цепи. В первый же день задержанных избили. От избиения нагайкой у Максима остался шрам на спине и начались проблемы с почками.

В Мариуполе задержанных привлекали к принудительным работам: они чистили туалеты, копали ямы и все это время спали на улице под открытым небом. Максима и других задержанных также возили в Иловайск и Шахтерск во время боев, где их заставляли собирать останки погибших на поле боя.

Максима удерживали в Мариуполе в течение месяца, в сентябре его перевезли в Волноваху, а затем — на базу батальона «Шахтерск», в пансионат под город Новомосковск Днепропетровской области. В начале ноября 2014 Максиму удалось бежать из плена с помощью одного из бойцов батальона. Всего в плену он находился более 3 месяцев.

Вячеслав работал электриком в деревне поблизости Мариуполя. После одного из обстрелов села в феврале 2015 года он поехал на блокпост, чтобы помочь в ремонте линии электропередач, поврежденной в результате обстрела. На блокпосту его сразу же задержали, отобрали паспорт. Вячеславу связали руки за спиной и натянули на глаза шапку, примотав ее скотчем. Его отвезли в дачный кооператив в соседнем селе, где на месте его били около трех часов. Кроме этого, когда Вячеслав лежал на земле, военнослужащие между его расставленными ногами стреляли из автомата. После избиения его увезли на территорию Мариупольского аэропорта. Там мужчину продолжили бить. Вячеслава заставляли признаться в сотрудничестве с ополчением и переставали бить только когда он соглашался. Его держали за язык и уши, угрожая их отрезать.

Вячеслава заставили подписать подписку о невыезде. Человек, который заставил его это сделать, представился сотрудником СБУ. Вечером того же дня Вячеслава отпустили. Как выяснилось позже, его задержали, поскольку украинские военнослужащие считали, что Вячеслав передает информацию сторонникам ДНР.

В мае 2015 Ярослав на собственной машине подвозил друзей на дачу. На одном из блокпостов в районе Бахмута их остановили. Их догнала машина, из которой вышел военнослужащий, сел в машину к Ярославу и приказал им ехать в направлении одного из блокпостов. На блокпосту обоих пассажиров сразу же начали допрашивать. Военные обыскали автомобиль, потом одели обоим задержанным на голову мешки, связали руки и посадили в кузов грузовика. Ярослава подвесили за связанные руки и начали бить, ему выбили все зубы с одной стороны. Один из военнослужащих начал надрезать ему ухо. Товарищ Ярослава разглядел на одном из военных, которых их били, шеврон «Правого сектора». Избиение продолжалось пока грузовик не доехал до места назначения — опорного пункта военных. По словам Ярослава, одного из содержавшихся с ним пленников забили до смерти. Сам мужчина «видел характерные следы крови и мозгов». Ночью в комнату заходили военнослужащие, которые били Ярослава и заставляли его признаться в том, что он корректировал артиллерийский огонь, подсовывая ему блокнот корректировщика. В результате удара в затылок ему сломали основание черепа. По словам Ярослава, человек, который его бил, носила на форме шеврон батальона «Айдар».

После избиения военнослужащие пытались убедить Ярослава дать показания, однако он отказался. Его вновь избили, сломав ребра. Позднее задержанных вывезли в поле с мешками на головах и отпустили. Через месяц его задержали еще раз — так же связали руки и надели на голову мешок, привезли в помещение неизвестного ему завода. Во время допроса его били, имитировали расстрел, стреляя у головы и между ног. Его заставили написать заявление о том, что он не имеет претензий к людям, которые его задерживали.

Правозащитники призывают Генеральную прокуратуру расследовать случаи, указанные в отчете. Правозащитные организации ранее обратились к ГПУ по фактам, изложенным в отчетах, но ответ Генпрокуратуры их не удовлетворил.

По словам аналитика Центра Документирования Украинской Хельсинской группы по правам человека Андрея Гладуна, на которого ссылается украинский ресурс Страна.ua, в ответ на запрос Украинского Хельсинкского союза Генеральная прокуратура Украины сообщила, что с апреля 2014 до конца 2016 года за преступления, совершенные на территории Донецкой и Луганской областей были привлечены к ответственности по статье 146 УК «Незаконное лишение свободы или похищение человека» 45 работников правоохранительных органов и 2 военнослужащих (из них — 41 человек — в Луганской области и только четверо в Донецкой). По статье 153 УК «Насильственное удовлетворение половой страсти неестественным способом» — 1 работник правоохранительных органов; по статье 154 УК «Принуждение к вступлению в половую связь» — 4 правоохранителя. Однако генеральная прокуратура не выделила ни единого нарушения, совершенные военнослужащими и правоохранителями по некоторым другим статьям, в частности по ст. 127 «Пытки» или по ст. 438 «Нарушение законов и обычаев войны».

 

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Введите ответ * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.